Агентство нефтегазовой информации
про вас, про нас,
про нефть и газ
18+

Союзнефтегазоборудование: Реализация проектов в нефтегазовом комплексе не дает должного импульса развитию смежных отраслей промышленности

07 сентября 2009/ 15:48
Москва. Союз производителей нефтегазового оборудования сделал заявление об инфраструктурных проектах Газпрома и Транснефти. В завлении, в частности, говорится:
На территории Российской Федерации реализуются масштабные проекты по строительству газопроводов, нефтепроводов, морских терминалов, установок по переработке сырья, разработке месторождений на суше и континентальном шельфе. Многие такие проекты осуществляются естественными монополиями (ОАО «Газпром», АК «Транснефть») за счет собственных или привлеченных средств.

Инфраструктурные проекты ОАО «Газпром» и АК «Транснефть» проводят через крупных подрядчиков: ООО «Стройгазконсалтинг», ООО «Стройновация», ОАО «Стройпрогресс», ООО «Закнефтегазстрой-Прометей», ОАО «Стройтрансгаз», ЗАО «Коксохиммонтаж», ЗАО «Инжтрансстрой» и других. Подрядчики закупают машиностроительную продукцию: самосвалы, бульдозеры, автокраны, экскаваторы, погрузчики, трубоукладчики, сварочные агрегаты и много другого оборудования. В структуре закупок велика доля импортной промышленной продукции. Например, ООО «Стройгазконсалтинг» имеет в своем парке более 600 самосвалов Mercedes-Benz. На Ямале открываются сервисные станции, идет переобучение для перехода с отечественных грузовых автомобилей на иностранные. Все это серьезно сказывается на автопроме.

На денежные средства ОАО «Газпром» и АК «Транснефть», которые контролируются Правительством РФ, строительные подрядчики комплектуют свой автопарк не российской, а иностранной грузовой техникой. Ограничений здесь со стороны естественных монополий нет. Подрядчики же не имеют обязательств по публикации тендеров, поэтому их закупки проводятся в закрытом режиме. Даже ООО «Газтехлизинг», через которое Газпром централизованно закупает всю автотехнику, не публикует на своем сайте победителей проводимых конкурсов.
Естественные монополии, передав значительные суммы генподрядчику, относят их к категории «российское участие». Дальнейший перевод подрядчиками денег за рубеж в расчет не принимается и создается впечатление большого российского участия. Декларируемые цифры «высокого участия отечественной промышленности» в инфраструктурных нефтегазовых проектах не отражают реальности.

Аналогичная ситуация сложилась не только с автомобильной техникой, но и с прочей машиностроительной продукцией. Серьезную обеспокоенность вызывает ситуация со Штокмановским проектом. В 2007 году ООО «Газфлот» подписал с Выборгским заводом контракт на сумму более двух миллиардов долларов США, из которых, по оценке экспертов, более 70% окажется за рубежом. Shtokman Development AG планирует передать подряды нескольким компаниям, но норм по использованию продукции российской промышленности пока нет. Техники потребуется много. Для Штокмановского проекта нужно 700 большегрузных самосвалов, 240 автобусов, 40 экскаваторов, 20 бульдозеров, 120 грузовиков и другой промышленной продукции.

Российские машиностроители находятся в неравных условиях с иностранными компаниями - закупки по импорту осуществляются в льготном налоговом режиме. Так, для Приразломного проекта компания Севморнефтегаз уже ввезла списанную платформу Hutton, которая 15 лет добывала нефть и была утилизирована в Ставангере. При этом Севмоерфтегаз может ввозить оборудование
Читать также
без пошлин и НДС в течение всего срока реализации Приразломного проекта! Ввозить готовое оборудование, причем не самое лучшее, проще, чем развивать производство в своей стране.

В условиях кризиса, когда надо сохранять рабочие места в промышленности, ситуация с контролем российского участия в проектах Газпрома на шельфе хуже, чем при режиме СРП. В Федеральном законе О СРП существует обязательная 70%-ная норма российского участия. По каждому проекту СРП создается комиссия, контролирующая выполнение этой нормы. Сегодня проекты на шельфе реализуются без всяких обязательств недропользователя по отношению к российской промышленности. Нет ни норм, ни контроля, а призывы повышать российское участие в нефтегазовых проектах носят декларативный характер.

Не лучше ситуация с трубопроводными проектами. В декабре 2008 года подписан с Rolls-Royce (Великобритания) крупный контракт на ввоз газоперекачивающих агрегатов для проекта «Северный поток». В марте 2009 года подписан с Siirtec Nigi (Италия) другой крупный контракт на проектирование и строительство установки по подготовке газа для «Северного потока». Восточный нефтепровод (ВСТО) укомплектовывают нефтеперекачивающими агрегатами из Швейцарии, откуда тяжелое и металлоемкое оборудование доставляют на Дальний Восток.

Нефтегазовая отрасль для России является такой же стратегической, как и оборонно-промышленный комплекс. Но если госзаказ на вооружение получают российские предприятия, то те же заводы, изготавливающие по конверсии нефтегазовое оборудование, почему-то остаются без заказа. Если последует отказ поставлять запчасти или произойдет монопольное взвинчивание цен, то реализация любого стратегического проекта в нефтегазовом комплексе окажется под угрозой. Привязка крупнейших проектов к иностранной технике приводит к технологической зависимости российского сырьевого комплекса от зарубежных компаний. Стратегический проект «садится на иглу» - приходится запасные части ввозить из-за рубежа, платить инофирмам за техническое обслуживание, привлекать зарубежных специалистов.

Российская промышленность лишается инвестиций, сокращаются рабочие места, отсутствует перспектива развития, поэтому при таком масштабном импорте она обречена на дальнейшую деградацию. Высокая стоимость иностранной техники, по сравнению с российскими аналогами, особого значения для естественных монополий не имеет - они перекладывают издержки на промышленность и население, повышая тарифы. Ссылки на неконкурентоспособность российского машиностроения могут быть приняты, если проводятся открытые прозрачные конкурсы, а не закрытые закупки через генподрядчиков.

Норвегия и Китай, которые вообще не имели нефтегазового машиностроения, благодаря позиции правительства и государственных финансовых институтов, создали ее с нуля. В России, почему-то, иной подход. ВТБ - государственный банк, призванный поддерживать отечественное машиностроение, берет в начале 2009 года связанный кредит EXIM Bank of China на приобретение 30 китайских буровых установок. В дальнейшем на поставке делает бизнес дочерняя компания банка – «ВТБ-Лизинг». Закупки проводятся на безальтернативной основе, без российских предприятий и сделка наносит удар по группе российских заводов.

Меджлис Исламской Республики Иран принял закон, по которому доля национальных подрядчиков при реализации проектов по разработке нефтегазовых месторождений не может быть ниже 50%. Норму вынуждены соблюдать и все иностранные компании, участвующие в разработке крупнейшего газового месторождения Южный Парс. Научно-технический и производственный потенциал у России выше, но какие-либо нормы отсутствуют.

Необходимо срочное введение норм обязательного российского участия в инфраструктурных проектах, реализуемых естественными монополиями. Это обеспечит не декларативное, а реальное сотрудничество с промышленностью, заставит Газпром и Транснефть раскрыть планы закупок, существенно повысит прозрачность системы подрядных работ естественных монополий.
Сегодня реализация проектов в нефтегазовом комплексе не дает должного импульса развитию смежных отраслей промышленности. Учитывая объемы финансовых ресурсов в подобных проектах, речь идет о важной государственной задаче.
Просмотров 198
Комментарии
Вы можете оставить свой комментарий:
Индекс цитирования