Агентство нефтегазовой информации
про вас, про нас,
про нефть и газ
18+

Александр Соколов: В ГРР необходимо сделать шесть шагов навстречу недропользователям

28 декабря 2015/ 13:21

Москва. Воспроизводство минерально-сырьевой базы (МСБ) – важная часть экономического аспекта любой страны, где в основе финансовой стабильности находятся углеводородные ресурсы. В преддверии Нового года, о текущем состоянии и перспективах российской МСБ Агентству нефтегазовой информации рассказал к.г.-м.н., директор по геологоразведке ООО «ПЕТРОГЕКО» Александр Соколов.

-
Александр Владимирович, на прошлой неделе было официально объявлено, что за 2015 год в РФ прирост извлекаемых запасов нефти по категориям АВС1 составит порядка 710 млн.т. и 900 млрд. м3 газа. Было открыто 44 месторождения, из них 38 нефтяных. Обеспеченность запасами будет составлять 30-40 лет, которые гарантируют стабильный годовой уровень добычи нефти и конденсата в пределах 515-525 млн. тонн. И это еще без учета запасов нетрадиционной нефти!
- Действительно, 2015 год, с точки зрения основных достижений, вроде бы ничем не отличается от прошлых, «благополучных». Но, как говорится, «дьявол кроется в деталях!». Думаю, что скажу общеизвестный факт - наша страна будет находиться на пике своей добычи еще два-три года. 2015-й, и может быть 2016 год будут держать планку 533 млн.т. Затем, по прогнозу Минэнерго, с 17-го года, из-за истощения действующих нефтяных месторождений, начнется снижение годовой добычи на 10 млн.т./год. Заметьте, основной драйвер нефтедобычи в стране, ХМАО-Югра, уже «падает» в добыче с 2008 года и темп падения только увеличивается.

- Но если в стране обеспеченность запасами на 30-40 лет, то нет повода для беспокойства, нефти в стране много.
- Вообще понятие «обеспеченность запасами» - очень лукавое. Их структура всегда ухудшается по мере истощения и выработки разрабатываемых месторождений. Значит, ровно на эту же пропорцию должны «улучшаться» новые и оставшиеся запасы. Но, к сожалению, в последние 20 лет этого не происходило по многим причинам, и в активе остались в основном периферийные, низкодебитные и обводенные запасы, небольшие пропущенные залежи и возвратные объекты. По мере падения добычи, «обеспеченность запасами» увеличивается и теоретически может достигнуть «бесконечности» как только добыча остановится. Но кому от этого будет лучше?

- Еще есть запасы нетрадиционной нефти. Их по разным оценкам от десятков до сотен миллиардов тонн.
- Термин «нетрадиционные запасы» прочно засел в профессиональном слэнге. Обычно к НЕТРАДИЗам относят бажен, доманик, хадумиты и другие экзотические свиты и отложения. Помимо нерентабельности их извлечения в текущей экономической ситуации, существенное значение еще имеет и тот факт, что запасами в прямом понимании этого смысла НЕТРАДИЗы не являются. Ибо нельзя считать запасом то, что пока невозможно подсчитать, непонятно, как и сколько добывать. Отсюда и разброс оценок – от десятков до сотен миллиардов тонн. Поэтому, пока не будут найдены технологические решения рентабельной добычи, вовлечение НЕТРАДИЗов в активную разработку остается далеко за горизонтом среднесрочного планирования.

- Оптимизм официальных лиц основан на уверенности, что замещать падающую добычу нефти из действующих месторождений, будут шельф, ТРИЗы и новые месторождения. Так ли это?
- Согласно официальной точки зрения наших стратегов, вышеназванная триада действительно должна ежегодно обеспечивать воспроизводство запасов. Рассмотрим каждый источник в отдельности.
Шельф. Текущая ситуация на нефтяном рынке (низкая цена и неблагоприятное соотношение спрос/предложение) снизили актуальность разработки шельфовых месторождений. Вероятность запуска глобальных проектов на Арктическом шельфе в ближайшей и среднесрочной перспективе крайне мала. Следует сказать, что и раньше, в лучшие времена, труднодоступный и экологически опасный шельф воспринимался экспертами весьма сдержано и способным восполнить не более 10% всей необходимой стране добычи лишь в далеком 2050-м году. Остается шельф Сахалина, который традицинно держит добычу нефти 12-13 млн.т. в год.
ТРИЗы. Доля «трудноизвлекаемых запасов» нефти в общем балансе запасов страны постоянно увеличиваться по мере истощения и выработки действующих месторождений. Сейчас, в условиях провала нефтяных цен, доля нерентабельных запасов приобретает угрожающие размеры, хотя еще вчера эти запасы были выгодными для их извлечения. Продолжение рентабельной разработки месторождений возможно только в случае получения налоговых преференций от государства. И чем хуже экономическая конъюнктура, тем больше необходимо налоговых льгот. Критерии, по которым получают преференции – выработка запасов, стратиграфическая приуроченность, проницаемость и толщина коллектора, вязкость нефти, географическое расположение месторождения, позволяют существенно улучшить экономику проектов. Однако наивно ожидать, что сейчас, когда бюджет государства испытывает определенные трудности, все истощенные месторождения попадут в «налоговый рай».
Остаются «новые месторождения». И опять обратимся за примером к лидеру нефтедобычи - ХМАО-Югре. Что же там открывалось и какая эффективность? За постсоветский период (1994-2014 гг.) были достигнуты следующие показатели: средний размер открытия 3,3 млн.т.; среднемноголетний удельный прирост запасов С1+С2 на метр проходки поискового бурения 72 т/м; накопленный прирост запасов С1+С2 новых месторождений =0,7 млрд.т при том, что суммарная добыча составила 4,7 млрд.т. Таким образом, мы видим, что за последние 20 лет, среднемноголетнее воспроизводство за счет новых месторождений, составило не более 15%. Остальные 85% воспроизводства были достигнуты за счет геологоразведки на действующих месторождениях. И как было сказано ранее, это в основном приросты за счет низкодебитных и обводенных запасов периферийных зон, небольшие пропущенные или же возвратные объекты.
В текущем, 2015 году из 38 нефтяных месторождений, открытых в стране, только 2 месторождения открыты в ХМАО-Югре с запасами С1+С2 7,5 млн. т., причем одно из них, вытащено из «нафталина» «… за счет пробуренной в 2000 году скважины…». При ожидаемой годовой добыче нефти около 242 млн.т. воспроизводство запасов за счет открытия новых месторождений составит 0,03%. Это же катастрофа! Такая же тревожная картина наблюдается и для остальных нефтегазоносных провинций РФ (в целом Западная Сибирь, Волго-Урал, Тимано-Печора, Восточная Сибирь). Доля прироста запасов за счет открытий новых месторождений не превышает 5%. Остальные 95% годовых приростов приходятся за счет проведения ГРР на открытых и разрабатываемых месторождениях.

-Почему так мало открытий? Кончились перспективные объекты?
-На этот вопрос я бы ответил цитатой президента Американской ассоциации нефтяных геологов М. Хэлбуоти «Кризис энергоресурсов – это не всегда кризис недр, это – кризис геологических идей». Нефть, которую нужно будет добыть «завтра» для обеспечения текущих потребностей страны надо искать – в Западной Сибири и Волго-Урале, т.к. потенциал будущей добычи из недр этих двух нефтегазоносных бассейнов, будет оставаться решающим в ближайшем обозримом будущем. Например, в Западно-Сибирской провинции площадь 820 млн. км2 занята лицензионными участками и 640 млн. км2 относится к нераспределенному фонду недр с установленной нефтегазоносностью. Другими словами, еще остается чуть меньше половины территории богатейшей нефтегазоносной провинции мира, на которой еще не искали нефть!

- Или все-таки искали, но не нашли?
- Начиная с 60-х годов прошлого столетия и до настоящего времени, 99% всех объемов сейсморазведочных и буровых работ были проведены на площади, в пределах которой, в подавляющем большинстве случаев, месторождения приурочены к антиклинальным ловушкам. Старались искать то, что понятно и с минимальным риском. И это было оправдано. Теперь, когда фонд антиклинальных структур исчерпан, необходимо сменить парадигму поисковых работ и начать искать сложные не структурные ловушки. Насколько мне известно, есть только один пример в новейшей истории целенаправленных поисков неантиклинальных ловушек в Западной Сибири - в Колтогорском прогибе были открыты два нефтяных месторождения - Колтогорское и Западно-Колтогорское, суммарные извлекаемые запасы которых на сегодня по категориям С1+С2 составляют 138 млн.т. Приведенный пример говорит о том, что если задаться целью, знанием и мужеством , то на территории нераспределенного фонда недр можно сделать еще много новых крупных открытий.

- Необходимо финансирование. Необходима государственная программа развития ГРР на нераспределенном фонде недр.
- Совершенно верно. В основе должно лежать осознание того, что открытия делаются на «кончике долота». Для того же ХМАО-Югра, чтобы подготовить 100 млн.т. запасов нужно ежегодно бурить 1, 4 млн. метров поисково-разведочного бурения исходя из достигнутой среднемноголетней эффективности 72 т/м!
Но уже давно нет такого количества буровых бригад, способных закрыть этот объем. В настоящее время, годовая проходка составляет не более 300 тыс. метров поисково-разведочного бурения, да и то, внутри лицензионных участков компаний. В основе государственной программы должны лежать принцы локализации неструктурных ловушек и выбора точек заложения поисковых скважин. Но, к сожалению, вместо этого, мы слышим бесконечные мантры об Арктическом шельфе, ТРИЗах, НЕТРАДИЗах и полигонах. Конечно, в условиях дефицита разведочных идей, гораздо проще, и главное, безопаснее для собственной репутации, уводить работы туда, где результат, может быть, будет известен через несколько десятилетий.
Очень хочу ошибаться, но думаю, что «точку не возврата» мы прошли. Низкие цены на сырье, санкции, ограниченное государственное финансирование, закрытый доступ к внешним заимствованиям, и самое важное, отсутствие у собственника недр действенных мер по стимулированию поисково-разведочных работ - сегодня вся совокупность этих факторов играют «против». Нас ждет неизбежное падение добычи нефти. Мы не сумеем своевременно подготовить достаточное количество новых запасов.

- Как всегда хочется задать в таких случаях вечные вопросы - кто виноват и что делать?
- Те, кто виноват, я надеюсь, сами понимают эту ситуацию. А из списка первоочередных мероприятий «что делать?» стимулирующих проведение ГРР, предлагаю распорядителю недр сделать хотя бы шесть шагов навстречу недропользователям:
- отменить оплату бонуса за открытие месторождения в рамках лицензии на геологическое изучение недр;
- у компании, должно быть право, прописанное в лицензионном соглашении на геологическое изучение, предложить государству, как собственнику недр выкупить будущее открытие по заранее оговоренной формуле цены. А государство, в свою очередь, гарантирует покупку в случае обращения компании о продаже;
- отменить запрет на поисково-разведочное бурение ниже горного отвода, иначе никаких открытий в глубоких горизонтах нам не видать;
- разрешить многократную прирезку площади лицензионного участка в случае расширения границ месторождения как по латерали, так и по вертикали. При этом отменить правило, что можно прирезать не более 20% от общих запасов месторождения;
- радикально упростить процедуру подготовки и согласования разрешительной документации по строительству поисково-разведочных скважин, которая сегодня может длиться годами;
- уничтожить «экологический» рэкет, несоразмерно завышающий оценку вредного влияния и предъявляющий абсурдные требования к ликвидации и рекультивации шламовых амбаров.

- Последний вопрос. Вся нефтегазовая отрасль страны находится накануне новой классификации запасов углеводородов. Что Вы ждете от ее внедрения?
- Если вспомнить ради чего все начиналось, то главным результатом внедрения НКЗ была надежда на привлечение инвестиций в нефтянку. Особенно западных. Вспомните – мы должны быть открыты миру! Мы должны работать на одной понятийной платформе! Эта хорошая идея подкреплялась ценой на нефть более 100 $. Понятно, что в настоящее время все мечты кончились. Новых инвесторов не будет. Тогда основной акцент стал делаться на то, что появится возможность понимания пропорций – сколько в стране рентабельных (выгодных) и сколько технологических (убыточных) запасов. И соответственно, через государственное администрирование, применять налоговые льготы и стимулировать разработку убыточных запасов. Сейчас, в условиях низких цен на нефть и санкций, когда государственный бюджет еле выдерживает возрастающие нагрузки, ждать массового применения налоговых льгот, на мой взгляд, не приходится. А когда цены на нефть «рванут наверх», льготы будут отменять?
Поэтому, зачем стимулировать то, что сейчас не выгодно? Лучше создать условия тому, кто сможет найти второй Самотлор! Территории для этого у нас в стране достаточно.

Просмотров 27
Комментарии
Вы можете оставить свой комментарий:
тЕКФЙОЗ@Mail.ru