Агентство нефтегазовой информации
про вас, про нас,
про нефть и газ
18+

Константин Симонов: Государство не заинтересовано в развитии малых нефтяных компаний

19 июня 2018/ 10:17

Москва. Одной из наиболее острых тем обсуждения в отраслевом сообществе стала проблема развития малых нефтяных компаний в России. Мнения экспертов по данному вопросу разделились. Авторы проекта концепции развития сектора независимой добычи в нефтегазовой отрасли РФ предлагают государству создать благоприятные условия для работы малых предприятий с помощью налоговых льгот и других преференций. Эксперт Агентства нефтегазовой информации, советник НП Консорциум "СОЮЗНЕФТЕГАЗИНВЕСТ" Ришат Вахитов предлагает ВИНКам участвовать в развитии малых нефтедобытчиков, отдавая им на разработку собственные простаивающие скважины.

Свое мнение о проблемах, с которыми сталкиваются малые нефтяные компании, и способах их решения Агентству нефтегазовой информации высказал руководитель Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

 

- Константин Васильевич, как вы видите развитие малых нефтяных компаний в России? Должны ли они развиваться самостоятельно или при участии ВИНК?

- В России на долю ВИНК приходится практически вся добыча в стране, одна только Роснефть имеет 40% потенциальной добычи. Не раз мы обращали внимание на опыт США, где сегмент средней и малой добычи, в отличие от России, представлен довольно активно. Особенно это проявилось в период сланцевой революции, когда можно было наблюдать появление десятков компаний, которые сегментировали рынок. У таких компаний были приличные обороты.

Тут возникает дискуссия о социальном пути развития нефтяной добычи: как нам следует идти? Я сомневаюсь, что нам необходимо ради исключительно малого и среднего бизнеса заниматься дроблением ВИНКов до скважин.

Конечно, каждая модель развития имеет свои очевидные плюсы и минусы. Мелкие компании более мобильные и гибкие, с другой стороны, у них нет эффекта масштаба и нет возможности привлекать большие заемные ресурсы. Это говорит о том, что они не могут осваивать крупные проекты, инвестировать большие деньги в инновации. Российская нефтегазовая отрасль находится у порога довольно больших изменений. Усложняется ситуация с добычей в Западно-Сибирской нефтяной провинции, и все разговоры, которые 10 лет мы ведем про ТРИЗы, бажен, шельфы, становятся все более актуальными. Потенциал введенных месторождений через каких-то 5-8 лет подойдет к концу, и возникнет вопрос, кто же будет развивать тот же бажен. Малые компании? Если даже крупные компании инвестируют достаточно аккуратно в эти истории, то очевидно, что малые предприятия просто не обладают таким потенциалом. Но, тем не менее, мы понимаем, что у государства должна быть разумная смешанная стратегия, когда ВИНКи должны гармонично дополняться малыми компаниями как раз в тех сегментах, где крупным игрокам рынка работать неинтересно.

Я считаю, что малые компании не смогут позиционировать себя как филиалы или продолжение ВИНКов. Это возможно лишь в том случае, когда ВИНКи самостоятельно создают и развивают малые инновационные компании. Например, модель ЛУКОЙЛа - компания РИТЭК. Это небольшая компания, которая была создана специально для отработки инновационных технологий по ТРИЗам. РИТЭК фактически является инновационным офисом в апстриме ЛУКОЙЛа, и они благополучно функционируют уже не один год.

Сегмент малых и средних компаний связан с добычей на тех месторождениях, которые ВИНКам в силу ряда причин неинтересны. А причина одна - низкая маржинальность. Сюда можно отнести обводненные и низкодебитные скважины или скважины, которые удалены от основных провинций. Доработка таких скважин с помощью малых нефтяных компаний помогла бы получить несколько десятков миллионов тонн дополнительной добычи.

Развитие малых нефтяных компаний – это, на мой взгляд, задача государства. Именно оно должно создать такие условия, чтобы предприятия могли появляться и функционировать. Конечно, привлекательные куски ВИНКи давно забрали, поэтому необходимо найти долю, где малые компании могли бы работать. Это касается не только добычи, но и геологоразведки. Известна канадская модель, когда малые компании занимаются первичным изучением недр, если они совершают открытие, то они выставляют его на юниорскую биржу, где крупные компании, у которых есть инвестиции, берутся за разработку. У нас такой юниорской биржи нет, хотя это не так сложно сделать, было бы желание.

В России же, в свою очередь, есть несколько образцовых компаний, которые демонстрируют, что малый бизнес в нефтяной отрасли есть и очень неплохо существует. Например, Иркутская нефтяная компания -  эффективное, успешно развивающееся предприятие, но оно уже служит красивой витриной для правительства. Нам предоставляют красивую картинку успешной работы малых нефтяных компаний, также очень активно обсуждается сделка с ОПЕК о сокращении добычи, многие вообще утверждают, что скоро нефть будет не нужна как товар, и в этой ситуации многие начинают думать о том, а нужно ли увеличивать добычу. А в реальности получается, что пока мы занимаемся этими размышлениями, США за несколько лет увеличили добычу в два раза и нас уже обогнали, при этом не размышляя на тему, нужна нефть или нет. Перед Россией встает вопрос, как теперь конкурировать с американцами на китайском рынке, так как США уже в Китай собираются увеличивать поставки. Вот вам и пример того, как пока мы занимаемся бессмысленными дискуссиями, другие страны занимаются делом.

 

- А насколько целесообразно со стороны ВИНКов отдавать собственные заброшенные скважины малым нефтяным компаниям для разработки?

- Модель действительно разумна, потому что то, что не нужно ВИНКам, могли бы взять малые компании. ВИНКи не будут думать о том, как бы сделать так, чтобы малые нефтяные предприятия комфортно существовали вокруг нас. Но модель «нам это не нужно, а вы берите и делайте» возможна, так как у ВИНКов очень много простаивающих скважин.

Если возникает какой-то маржинальный сегмент, то там вполне могут появиться деньги, и тут необязательно должны быть люди, связанные с нефтянкой. В этом и суть регуляторов, чтобы создать эффективную нишу, куда придет инвестор. Если будут условия, то компании смогут проводить анализ, оценку и рентабельность, после чего появится возможность выйти на рынок с этим предложением.

 

-Некоторые эксперты считают, что проблемы малого сектора нефтегазодобычи могут и должны решать сами независимые предприятия данной сферы, но для этого нужны изменения в законодательстве. Вероятно ли введение налоговых льгот со стороны государства и как скоро это может произойти?

- Я считаю, что государству это неинтересно. Есть у Минэнерго задача обеспечить добычу. А как проще это сделать? Взять и договориться с ВИНКами, которые помогут решить этот вопрос.

В переработке такая же история, все говорят о том, что нет конкуренции. Так она будет, для этого необходимо сделать так, чтобы появилась отдельная от ВИНКов переработка. Но никому это неинтересно.

То же самое и в сегменте малого бизнеса - все понимают, что не так сложно внести соответствующие изменения в законодательство.

Просто от малых компаний эффект будет не таким колоссальным, как от добычи ВИНКов. Крупные предприятия отчитываются о приросте на одном проекте в 7-10 млн тонн, а малые нефтяные компании таких результатом продемонстрировать не смогут. Поэтому наши регуляторы откладывают развитие и поддержку малых предприятий в папочку, до лучших времен. Это для государства не приоритетная задача, в связи с чем тема висит уже много лет.

Развитию малых нефтяных компаний может послужить и поддержка на региональном уровне, здесь опять в пример можно привести Иркутскую компанию. Также и с юниорской биржей, возьмите канадскую модель и перенесите, модель есть – ее даже придумывать не надо, но это же надо изучать, законы вносить.

 

- Не возникнет ли такая ситуация, что в итоге все малые нефтяные компании станут «дочками» ВИНКов. Насколько такие опасения обоснованы?

- Такой исход тоже возможен, малые нефтяные предприятия могут полностью исчезнуть как подвид деятельности. Поэтому речь  должна идти не о судьбе нынешних компаний, а о том, что необходимо создать условия, чтобы эти компании в гораздо большем количестве появились. Нужно сделать так, чтобы ВИНКи поделились не интересующими их скважинами.

А если дело пойдет и дальше без изменений, то возникнет ситуация, что малые компании будут окончательно добиты, на рынке останутся только средние предприятия, которые как-то встанут на ноги и выдержат ситуацию.

Просмотров 3075
Комментарии
Александр Хуршудов
06.08.2018

Сергею Ветчинину. Я с удовольствием с Вами соглашусь, если Вы приведете мне хоть один пример, когда малое предприятие благополучно закончило разработку месторождения, достигло проектного КИН и сдало лицензию государству. Мне не приходилось встречать таких, но может быть, Вам повезло больше?

Сергей Георгиевич Ветчинин, советник Ассоциации независимых нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть», 63 года
02.07.2018

Уважаемый Александр Григорьевич, а "АссоНефть" и не призывает государство "нянчиться" с малыми компаниями. Мы хотим лишь того, чтобы "правила игры" в отрасли были настроены не только с учетом специфики бизнеса ВИНК (как делается сегодня), но и небольших компаний, оптимально приспособленных для разработки мелких месторождений, не интересных ВИНК. По статистике именно таких месторождений становится в МСБ страны всё больше. Вот мы и говорим государству - собственнику недр: "Если хотите рационального использования «малых» недр, тогда учтите в правилах госрегулирования специфику бизнеса небольших компаний, которые лучше всех приспособлены для работы с небольшими месторождениями».

Александр Григорьевич, вот, Вы пишите малых компаниях так: «Ни одна из них довести до конца разработку месторождения не в состоянии, как только появляются убытки, малое предприятие отдает Богу душу.... А ликвидация брошенных объектов достается государству....».
Ну, во-первых, это не соответствует реальной практике: очень многие небольшие независимые компании, не только доводят до конца разработку закрепленных за ними месторождений, но и открывают при этом новые. Но, да, бывают и негативные примеры. И как правило, они случаются именно в существующих условиях, когда, повторюсь, небольшие компании вынуждены работать по правилам, не приспособленных под их специфику. Не нянчиться с ними надо, а менять правила игры в отрасли. Повторюсь, если государству интересна разработка мелких месторождений.

Александр Хуршудов
02.07.2018

Не надо государству няньчиться с малыми нефтяными компаниями. Ни одна из них довести до конца разработку месторождения не в состоянии, как только появляются убытки, малое предприятие отдает Богу душу.... А ликвидация брошенных объектов достается государству....

Вы можете оставить свой комментарий:

Последние комментарии к новостям

10.01.2019
В Беларуси в 2019 году планируют увеличить добычу нефти

13.01.2019 пан а.н. 65 л

надо торопиться с добычей нефти пусть пока струдностями
использовать новейшие достижения в этой области
это путь к реальной свободе.

28.12.2018
Александр Хуршудов: Новый год идет к нам в компании с финансовым кризисом

09.01.2019 Александр Хуршудов

Анастасия, благодарю Вас. Есть у меня небольшая разница с другими аналитиками. Они работают за деньги, а я - для души...:)))

28.12.2018
Игорь Сечин: На стоимость нефти сейчас влияет повышение ставки ФРС

28.12.2018 Александр Хуршудов

Игорь Иванович сильно преувеличивает значение ФРС. Более существенный фактор в том, что ОПЕК реально не сокращает добычу, а в США она растет. Поэтому временно имеется избыток предложения.

24.12.2018
Агентство нефтегазовой информации одержало победу в рейтинге «Нефтегаз-Реклама-2018»

28.12.2018 Виктория Анисимова 39 лет

Поздравляю, рейтинговое, успешное и оперативное агентство. Удачи и дальнейшего процветания в новом году!

20.12.2018
Уметь эффективно управлять: от студента до топ-менеджера

25.12.2018 Ришат Вахитов

Константин, не припомню ни одного такого случая на Самотлоре, позднее в Уренгое. Любыми путями удерживали на месторождениях. Хотел за границу попасть, дотоптался до 1 зама министра Филановского, услышал такое: мы для чего вам квартиры дали, должности, жёнам работу, что бы вы уезжали??? Нет. Чтобы работали там, где находитесь. Уехал из Москвы. Оставив надежды и деньги прогулял с референтами.

01.11.2016
Юрий Земцов: В науке не бывает скучно

14.12.2018 Беляева Ольга Анатольевна (Куликова)

Рада за старосту группы ТСН-1-73. Для меня очень интересная информация, хорошо что хоть один из нас стал достойным химиком и человеком науки. Желаю и в дальнейшем новых научных достижений.

20.11.2018
Наталья Филина: Кустовые площадки месторождений нужно исключить из списка объектов первого класса опасности

03.12.2018 Александр Хуршудов

При всем уважении к интервьюируемому... Лучший порядок такой:
1. По окончании разведки месторождения и перед разработкой проекта его обустройства выполняется ОВОС и оно должно проходить экологическую экспертизу. Малые месторождения можно объединять в группы, например делать один ОВОС на лицензионный участок.
2. Все последующие проекты (кусты, трубопроводы, базы и т. п., рассмотренные в ОВОС, экологическую экспертизу проходить уже не должны. Если месторождение оказалось намного крупнее, после доразведки ОВОС корректируется и тоже проходит экспертизу.
А кусты бывают разные: при наличии на них газоконденсатных скважин, их обязательно надо относить к 1 категории опасности....

20.11.2018
Минэнерго изучит вопрос передачи надзора за добычей на шельфе единому органу

30.11.2018 Alexander

Чувствуется незнание специфики работы на шельфе в вашем комментарии Геннадий Николаевич. С учетом перехлеста функций многих надзорных органов и нехватка компетенций работы/контроля на шельфе, единый (отдельный) орган принесет много пользы недропользователям и людям.

29.11.2018
«РН-Юганскнефтегаз» разработал эффективный метод работы с фондом скважин с трудноизвлекаемыми запасами

29.11.2018 Каприелов Константин Любнардович 65 лет

Правильный подход к делу. Молодцы.

Индекс цитирования