Агентство нефтегазовой информации
про вас, про нас,
про нефть и газ
18+

Александр Шпильман: Если добыча на бажене выйдет на уровень 10 млн тонн нефти в год, то наша первая цель будет достигнута

27 июня/ 10:02

Ханты-Мансийск. Развитие экономики в современных условиях невозможно без нефтегазовой отрасли. Однако ученые все чаще напоминают о том, что традиционные запасы черного золота истощаются, и уже через 50 лет мы можем остаться без главного природного ресурса.

Немалая часть исследователей утверждает, что выход возможен путем разработки залежей с трудноизвлекаемыми запасами нефти, к числу которых относятся залежи баженовской свиты. ТРИЗы - одна из основных сфер изучения в автономном учреждении ХМАО-Югры «Научно-аналитический центр рационального недропользования им. В. И. Шпильмана». Его специалисты подсчитали, сколько ресурсов нефти таит в себе неприступный бажен.

В интервью Агентству нефтегазовой информации директор научного центра Александр Шпильман рассказал, что необходимо для того, чтобы добраться до трудноизвлекаемой нефти и нарастить добычу.

 

- Крупные месторождения в скором времени будут выработаны. В то же время до сих пор разнятся мнения о запасах бажена - эксперты склоняются к цифрам от 5 до 30 млрд тонн, академик Иван Нестеров оценил объем запасов в 20 млрд тонн. Что же на самом деле? Сможем ли мы раскрыть тайну бажена?

- Разногласия идут из-за неверного употребления терминологии. Геологи оперируют разными понятиями. Первое: геологические ресурсы - сколько нефти содержится в недрах. По оценкам многих исследователей это около 100 млрд тонн. Второе: извлекаемые ресурсы - сколько нефти можно добыть с помощью современных технологий. При существующих технологиях возможность добывать из сланцевых пород определяется в 5-6%, а это 5-6 млрд тонн. Конечно, есть оптимисты, которые утверждают, что при использовании других технологий добыча поднимется до 20 млрд тонн. Другие, в свою очередь, говорят о 3 млрд тонн. Знания о природе у геологов примерно одинаковые, а вот оценка возможности технологий, тем более будущих - разная.

Мы же для себя приняли некоторые оценки, которых стараемся придерживаться. Нас интересуют другие величины – сколько возможно извлечь нефти на один квадратный километр. Почему? Потому что, определяя плотность бурения, мы планируем, сколько будет нефти на единицу площади, на одну скважину, и отсюда производим расчет рентабельности, определяя, сможет ли добыча обеспечить уровень прибыли выше, чем затраты на скважину.

По оценкам многих специалистов требуется, чтобы начальный дебит горизонтальной скважины составлял не менее 60-70 тонн, в этом случае скважина с горизонтальным удлинением 1 километр не просто окупается, но и приносит некоторую прибыль. Такую скважину можно назвать рентабельной. Именно эти оценки для нас важнее, чем гадание о том, сколько нефти всего в бажене Западной Сибири.

 

- Александр Владимирович, по вашему мнению, какой объем нефти реально извлечь из бажена в ближайшие годы? И что для этого необходимо?

- По данным за 2017 год, в Ханты-Мансийском автономном округе из бажена добывается более 600 тыс. тонн реальной нефти, не гипотетической. Конечно, что такое для России и для Югры данная цифра? Если перенести добычу на какой-то другой регион, то это будет считаться очень хорошим результатом.

Речь идет о другом. Каким образом достичь добычи в 20-30 млн тонн в год, как повысить добычу в 40-60 раз. Именно это нас волнует больше всего.

Мы прекрасно понимаем, что для того, чтобы увеличить добычу в баженовской свите, необходимо апробировать и внедрить новые технологии добычи и исследований. Множество из них требуют самого высокотехнологичного оборудования, так как в бажене мы имеем дело совсем с другими породами.

Когда мы перешли на изучение сланцевых коллекторов, поняли, что нам, например, нужен электронный микроскоп, что мы иначе не можем разглядеть, как устроена порода. Вот и для дальнейшего изучения баженовской свиты нам необходима другая разрешающая способность аппаратуры. Такая научная задача стоит перед геологами и нефтяниками.

То же касается и технологий добычи. Какие-то из них основаны на предыдущих разработках, но сланцы требуют своего подхода. Практически в каждой крупной компании – «Газпром нефти», Роснефти, ЛУКОЙЛе, Сургутнефтегазе - выполняют опытные работы по апробации этих технологий. Работа идет, торопиться не стоит. Я практически уверен, результаты будут достигнуты в ближайшие 2-3 года, компании начнут внедрять свои методы.

На мой взгляд, в ближайшем будущем мы станем бурить не одну или три опытных скважины, а сотни, которые уже будут направлены на рост добычи. К счастью, цена на нефть позволяет развиваться в этом направлении.

 

- Полное освоение баженовской свиты – это все же дело далекого будущего. Есть ли возможности у российских нефтяных компаний, в частности у «Газпром нефти», которая начала реализацию нацпроекта «Бажен», приблизить это будущее?

- Перед участниками и создателями нацпроекта стоят серьезные задачи. Направление возглавляет Кирилл Стрижнев, он опытный руководитель, который справится со всеми задачами. Он смог собрать очень хорошую команду, поэтому у меня нет сомнений, что эти люди смогут реализовать намеченное.

Я тоже являюсь участником этого проекта. Мне кажется, это очень правильный подход к освоению трудноизвлекаемых запасов. Была выбрана территория, на которой работа уже ведется, – Пальяновский участок. Здесь планируется не просто добывать нефть, а опробовать десятки новых технологий. Кстати, это будут и отечественные разработки. Как вы знаете, довольно странное решение США ввести санкции против добычи сланцевой нефти как раз и ведет к появлению собственных научных открытий.

Мне очень нравится, что «Газпром нефть» открыта для совместной работы и диалога. Компания разработала комплекс мероприятий по созданию консорциума, в котором нефтяники смогут объединить усилия по созданию и внедрению технологий. Правда, такое предложение заинтересует не все крупные и самостоятельные компании, но есть игроки на рынке поменьше, которые с удовольствием примут участие в разработках проекта «Бажен».

НАЦ РН им В. И. Шпильмана совместно с авторами нацпроекта «Бажена» решил создать центр исследований керна на базе нашего окружного кернохранилища. Мы располагаем хорошей технической базой, а также привлекаем высококвалифицированный персонал, но требуется еще огромное количество нового оборудования и специалистов, которые смогли бы с ним работать. 

На одном из первых шагов мы приняли решение создать такой центр на базе существующих лабораторий нашего центра недропользования. Я думаю, что первые закупки оборудования, их установку, внедрение мы сможем начать уже в 2018 году.

Совместно с «Газпром нефтью» мы рассматриваем этот центр как совместное детище, которое будет открыто для исследования керна любых компаний. Мы практически создадим некий консорциум предприятий по исследованию керна баженовской свиты. 

 

- В мае на Баженовском научном полигоне началось бурение скважины Баженовской №1. Расскажите подробнее про объект. Какие надежды на него возлагаете? Есть ли результаты спустя месяц?

 - Скважина «Баженовская №1» бурится на наиболее перспективной территории Фроловского мегапрогиба. Бурение выполняет Росгеология по заказу департамента по недропользованию по Уральскому федеральному округу.

К маю проходка бурения составила 900 метров, это последние цифры, которыми я располагаю. Сейчас, думаю, показатель вырос. Скважина находится на начальном этапе развития, до баженовской свиты еще не дошла, ее ждет еще очень широкий спектр исследований – каротаж, ВСП и др.

Повторюсь, мы только в начале пути, исследования займут не менее двух лет - 2018-2019 годы. Никаких быстрых побед там не будет, нужно время.

Если же заглядывать далеко в будущее, то задача добывать 20-30 млн тонн в год станет реальной только после 2030 года.

 

- В интервью нашим коллегам несколько лет назад вы говорили о Югорском государственном университете и его химической школе. Вы сообщали о сотрудничестве центра с химиками университета. Удалось ли реализовать планы? Что сделано за эти годы?

- Наш научный центр ведет сотрудничество со многими государственными университетами, в том числе с Тюменским, Санкт-Петербургским, Московским, Югорским, Сургутским. Такое взаимодействие предполагает многое - наши сотрудники преподают в университетах, у нас защищают диссертации, мы входим в диссертационные и дипломные советы. Это постоянное плодотворное сотрудничество, которое мы стараемся укреплять каждый год.

Работа с Югорским университетом, в частности с химической школой для нашего центра очень важна. Мы заинтересованы в том, чтобы к нам на работу пришли химики, в первую очередь для работы в центре исследования керна. Несколько человек уже работают в центре – как начинающие ученые, так и кандидаты наук. У нас создается хорошая научная база для внедрения всех технологий исследования керна на современном оборудовании. Я думаю, что университеты подключатся и к работе по полигону, который развивает «Газпром нефть».

 

- Александр Владимирович, вы не один год преподаете в университете, расскажите, как обстоят дела с молодыми специалистами. Стремятся ли они посвятить свою жизнь нефтегазовой геологии?

- На рынке спрос на хороших специалистов огромный. Молодой ученый-геолог никогда не останется без работы, если только он не учился с двойки на тройку. Тюменский университет выпускает ежегодно пять групп геологов только очного обучения, а это около 100 человек в год. Все, кто хорошо учится и видит себя в этой профессии, находят работу в Тюмени и в северных округах.

Порой очень остро ощущается нехватка кадров. Конечно, в свое время было выпущено слишком много экономистов и юристов. Перекос есть, руководство страны уже отмечало, что университеты выпускают специалистов, которые экономике страны не нужны, а необходимые кадры – в дефиците.

С системой образования в России тоже есть своего рода недоработки. По законодательству бакалавриат не считается высшим образованием. В свое время мне пришлось доучивать своих сотрудников, которые окончили бакалавриат и пришли на работу. Оказалось, что их с таким образованием нельзя назначать на инженерные должности. Пришлось направлять доучиваться. Мне по душе все-таки специалитет. Я по-прежнему считаю, что выпускать недоученного бакалавра не имеет смысла.

Теперь пользуются популярностью междисциплинарные программы, с помощью которых люди разных специальностей учатся чему-то новому, что необходимо им в основной работе. Я экспериментировал с такими программами в своем центре. Мы договорились с индустриальным университетом о проведении недельных курсов «Геология для не геологов». Такого рода занятия позволили, например, бухгалтерам, плановому отделу компании понимать лучше, что написано в договорах. Эксперимент оказался очень полезным, многие выразили благодарность, что за неделю смогли освоить основы геологии и понять, что такое баженовская свита.

 

- Над какими масштабными проектами работают специалисты центра? Какие планы на этот год?

- Планов на год у нас много. Из масштабных проектов - создание центра по исследованию керна, о котором я уже говорил.

Мы также работаем по нескольким крупным направлениям. Например, если брать международную деятельность, мы уже второй год сотрудничаем с Белоруснефтью по исследованию керна.

Кроме того, наш научный центр завершил несколько федеральных проектов, включая изучение Юганско-Колтогорской поисковой зоны. Также закончены работы по Карабашской зоне.

У нас много времени уделяется изучению баженовской свиты, много специалистов задействовано при работе в этом направлении.

Самое значимое событие 2018 года – 25-летие научного центра. К юбилею мы планируем выпустить буклеты, опубликовать свои труды.

 

- Александр Владимирович, каких событий в нефтяной сфере, на ваш взгляд, стоит ждать в 2018-2019 годах?

- Нет ничего приятнее для геолога, чем открытие новых месторождений. Поэтому я всегда жду новых открытий и всегда им радуюсь. Иногда они бывают очень удивительны, мы не рассчитываем, например, открыть столь крупное месторождение, а оно открывается. Так было, например, с Оурьинским месторождением, которое расположено на границе со Свердловской областью. Мы не считали эту территорию очень перспективной, а в итоге было открыто достаточно крупное месторождение с запасами 20 млн тонн. 

Также я очень хочу, чтобы продолжала расти добыча из баженовской свиты. Все запланированные работы должны привести нас к реальному результату. Как только ежегодная добыча нефти из бажена перевалит за 1 миллион, я уже буду считать, что мы сделали много. Как только она достигнет 10 миллионов, я скажу, что первая цель достигнута.

Я надеюсь, что удачно будут проходить аукционы по лицензированию. Цена за объекты стала взлетать до заоблачных высот, это подтверждает интерес инвесторов к недрам Югры. А мы как богатейший регион должны быть заинтересованы в том, чтобы на территории округа велось как можно больше поисковых и разведочных работ, наращивалась ресурсная база.

Просмотров 3794
Комментарии
Вы можете оставить свой комментарий:

Последние комментарии к новостям

20.11.2018
Наталья Филина: Кустовые площадки месторождений нужно исключить из списка объектов первого класса опасности

03.12.2018 Александр Хуршудов

При всем уважении к интервьюируемому... Лучший порядок такой:
1. По окончании разведки месторождения и перед разработкой проекта его обустройства выполняется ОВОС и оно должно проходить экологическую экспертизу. Малые месторождения можно объединять в группы, например делать один ОВОС на лицензионный участок.
2. Все последующие проекты (кусты, трубопроводы, базы и т. п., рассмотренные в ОВОС, экологическую экспертизу проходить уже не должны. Если месторождение оказалось намного крупнее, после доразведки ОВОС корректируется и тоже проходит экспертизу.
А кусты бывают разные: при наличии на них газоконденсатных скважин, их обязательно надо относить к 1 категории опасности....

20.11.2018
Минэнерго изучит вопрос передачи надзора за добычей на шельфе единому органу

30.11.2018 Alexander

Чувствуется незнание специфики работы на шельфе в вашем комментарии Геннадий Николаевич. С учетом перехлеста функций многих надзорных органов и нехватка компетенций работы/контроля на шельфе, единый (отдельный) орган принесет много пользы недропользователям и людям.

29.11.2018
«РН-Юганскнефтегаз» разработал эффективный метод работы с фондом скважин с трудноизвлекаемыми запасами

29.11.2018 Каприелов Константин Любнардович 65 лет

Правильный подход к делу. Молодцы.

23.11.2018
В «Самотлорнефтегазе» нашли способ, позволяющий сократить количество обводненных зон при бурении скважин

23.11.2018 Габдрашитов Радик Фридатович 43 года

На самом деле, тема очень актуальная. На Южно-Приобском месторождении данные виды работ проводились с 2014года. Закрывемые муфты МГРП использовались для проведения повторного ГРП. Данные муфты закрывались лишь при пробных работах, т.е. перед проведением ГРП проводилось испытание на закрытие. Так было проведено МГРП на болле, чем 10 скважинах по технологии Мангуст (свместная работа ГРП и ГНКТ).
По прошествии 2-3х лет были проведены попытки закрытия муфт и последующее проведение рефрака.
Из 3-х скважин лишь на 1й удалось закрыть 2 муфты. Технология себя не оправдала. Основные причины: негерметичность при опрессовках и невозможность перемещения из-за коррозии.
Поэтому хотелоь бы улышать отзыв о работе данной муфты по прошествии времени.

23.11.2018
Инновационная разработка специалистов "Самотлорнефтегаза" позволила добраться до недоступных пластов

23.11.2018 Вильданов Рустем Ринатович 36 лет

Мы готовы сотрудничать в Проектировании обустройства данных скважин. ООО ЭНЕРГОСТРОЙ .

14.07.2017
Арбитражный управляющий "Ямалспецстроя" обещает работникам зарплату не раньше октября

19.11.2018 Куренев Александр Валерьевич

Короче нет с ними никакой связи, на письма не отвечают, все замяли

26.10.2018
Павел Завальный: Налоговую нагрузку на нефтекомпании увеличивать нельзя

01.11.2018 Стадников Владимир Григорьевич

рост цен на топливо у нас идёт постоянный, вне зависимости от цены на нефть, и тем более., уж размер акцизов и налогов вполне сопоставим с размером прибыли нефтяных компаний.. которые сами вольны в формировании цены, ведь у них в распоряжении и добыча и переработка и реализация на внутреннем рынке и экспорт к тому же,да и правительство с ними "консультируется",а не музыку заказывает....

31.10.2018
Роман Панов назвал приоритеты в развитии сырьевой базы нефти в РФ

01.11.2018 Киселёв Дмитрий Дмитриевич 58 лет

К сожалению сложившуюся ситуацию с ГРР такими темпами и подобными методами не исправить. Она только будет усугубляться. Нефтяные компании тратят на ГРР на порядок больше, чем государство. Думаю, что необходимо в корне менять подход государства к работе с нераспределенным фондом недр. Как вариант: на аукцион выставлять участки не по стоимости, а по объемам ГРР. А вот варианты ГРР и должно предлагать МПР, и ГРР каждого участка должно быть частью общего ГРР всего района и региона. Да и суть аукциона необходимо менять - отдавать право работ на участке даже единственному претенденту.
А большую часть финансирования Росгеологии направить на разработку Программ ГРР и привлечь максимальное количество научных предприятий, в первую очередь научных (я говорю о РАН), отраслевых, действующих в структурах нефтяных компаний, а также независимых.

25.10.2018
Италия и Россия договорились сотрудничать в области экологии

27.10.2018 Новикова Елена Викторовна 48 лет

Замечательно, когда возможно международное сотрудничество в области улучшения экологической обстановки. Но пока нет понимания, что же это будут за предприятия? Потому что мы все видим, как повсеместно идет подмена таких понятий, как мусоропереработка и мусоросжигание (или термическое обезвреживание, выдаваемое за переработку). Главное, чтобы в очередной раз мы не стали закупать бывшие в употреблении заводы, от которых пытаются избавиться в Европе, например, в связи с недавним запрещением производства одноразовых изделий из пластика: посуды, ватных палочек и др. Или бэушные мусоросжигательные заводы, в связи с европейским коммюнике о выводе из технологической цепочки по обращению с отходами процесса мусоросжигания!

Индекс цитирования