Агентство нефтегазовой информации
про вас, про нас,
про нефть и газ
18+

Игорь Шпуров: В развитии новых технологий нефтедобычи государство может сыграть большую роль

05 декабря 2018/ 12:53

Тюмень. Ученые и представители власти все больше склоняются к тому, что акценты по льготам в нефтегазовой отрасли необходимо сместить в сторону технологий добычи. Они считают, что такое льготирование является важнейшим фундаментом развития нефтедобычи в России на ближайшие десятилетия. Поддержка нефтесервисных компаний со стороны государства позволит выйти на новый уровень добычи трудноизвлекаемых запасов (ТРИЗ).

О том, какие вопросы, связанные с технологическим развитием нефтегазовой отрасли РФ, находятся на стадии рассмотрения, когда в России будет сформирован комплекс методов для разработки ТРИЗов, Агентству нефтегазовой информации рассказал глава Государственной комиссии по запасам (ГКЗ) Игорь Шпуров.

 

- Игорь Викторович, какие именно вопросы, связанные с технологическим развитием нефтегазовой отрасли, обсуждает ФБУ «ГКЗ»?

- Основная тема обсуждения - это трудноизвлекаемые запасы и технологии их извлечения. Это самая актуальная тема, по которой пока, к сожалению, больше вопросов, чем ответов.  Необходимо в первую очередь достигнуть понимания, каким образом будут изучаться и осваиваться ТРИЗы, какие технологии для этого нужны и какова в этом роль государства.

Не так давно прошло совещание у премьер-министра Дмитрия Медведева, на котором было принято решение изучить вопрос льгот для разработки новых технологий в нефтегазовой отрасли. В частности, провести инвентаризацию запасов с точки зрения их рентабельности, экономической оценки и возможности эффективного освоения.

 

- На ваш взгляд, какие именно льготы будут полезны для стимулирования добычи ТРИЗов?

- Я не могу без четкой оценки запасов сказать, где конкретно и какие именно инструменты стимулирования необходимы в отрасли. Не стоит забывать, что есть льготы, которые, может, уже изжили себя. Инвентаризация запасов поможет сделать эту оценку объективной и покажет, в каком направлении стимулировать отрасль. Поэтому продолжаем активно работать над решением поставленной задачи. 

 

- Можете ли назвать период, в который уже требовалось создание новых технологий для разработки нетрадиционных залежей. Много ли упущено времени с тех пор?

-  Как только начали добывать нефть, еще со времен царской России. В любое время люди нуждались в новых технологиях добычи.

Легких запасов не было и не будет никогда. Работа геолога, нефтяника и газовика очень тяжелая, опасная и рискованная в любые времена.

Когда мы говорим о трудноизвлекаемых запасах, мы должны понимать, что это такое. ТРИЗы – это запасы, для освоения которых в настоящее время отсутствуют технологии, обеспечивающие их экономически оправданное извлечение. Поэтому возникает необходимость в создании новых технологий, которые могли бы помочь отрасли. Например, многие запасы, которые теперь активно осваиваются в России, 10-20 лет назад были ТРИЗами. Сюда можно отнести Васюганскую свиту, Рябчиковые пласты, Тюменскую свиту и т.д. Я думаю, через пять лет мы даже не вспомним, что Тюменские отложения относились к трудноизвлекаемым запасам.

Поэтому мое мнение: стимулировать надо не столько сами запасы и добычу, сколько разработку и развитие технологий, которые позволяют эти запасы извлекать. Повторюсь, тут роль государства может быть достаточно большой.

 

- За какой срок возможно создание в России технологий для добычи ТРИЗов в случае, если льготы для этого будут введены уже сейчас? США для этого потребовалось 30 лет.

- Очень сложно ответить на такой вопрос, не касаясь конкретики. Судя по общему настрою, тенденциям, динамике, я думаю, что в России для создания новых эффективных технологий потребуется гораздо меньше времени, в сравнении с США. Например, для баженовской свиты, я думаю, это 5-7 лет. Вообще, Россия имеет большой опыт разработки и внедрения самых передовых технологий.

Если углубиться в историю, то можно вспомнить, с помощью каких инновационных технологий удалось запустить Западную Сибирь. Во-первых, это кустовое бурение - уникальная технология, которую предложили в России. Во-вторых, разработчиками теоретической основы горизонтального бурения и ГРП так же выступили российские ученые.

В 90-х годах в силу некоторых исторических реалий, нефтяники поддерживали не своих производителей, а пользовались тем, что делали западные компании. В то время в стране не развивали технологический сервис и разработку новых технологий. Время было упущено.

В XXI веке все поменялось. Можно выделить много интересных российских технологий, которые находятся на одном уровне с мировыми.

Довольно неплохие достижения в области программных продуктов - гидродинамическое моделирование, хорошие наработки в сфере геофизических исследований скважин, активно развиваются технологии бурения. На самом деле можно привести много примеров. Но вот где мы пока достаточно серьезно отстаем – это технологии заканчивания скважин. А это одно из очень важных направлений в работе с ТРИЗами, я считаю, что необходимо сосредоточить усилия именно в этой части. И, конечно, все это должно сопровождаться цифровыми технологиями управления.

 

- Назовите наилучший российский опыт разработки и добычи ТРИЗов. За счет чего компаниям это удается?

- Ведущие компании нефтегазовой отрасли России работают по разным направлениям, поэтому каждая из них преуспела в чем-то своем. Например, Татнефть и ЛУКОЙЛ - лидеры по высоковязкой нефти, «Газпром нефть», Роснефть, Сургутнефтегаз достаточно активно развивают направление баженовской свиты.

Как видите, нельзя назвать какую-то одну компанию безусловным лидером в чем-то, у каждой из них есть свои перспективы, каждая движется по своему маршруту.

 

- Расскажите о разработке баженовской свиты. Есть ли какие-то новые технологии для извлечения ее запасов?

- Реальных эффективных технологий по баженовской свите пока нет, и не только у нас в России. Подобные отложения никто не умеет разрабатывать во всем мире. Это архисложная задача. Для разработки свиты необходимы совершенно другие области знаний. В баженовской свите находится даже не нефть, а кероген, который относят к нефтематеринским породам. Здесь нефтяные залежи еще не до конца созрели, наша задача в том, чтобы завершить процесс формирования нефти прямо в пласте, в природе данный процесс происходит десятки миллионов лет.

 

- Игорь Викторович, какие планы у Государственной комиссии по запасам на 2019 год?

- Продолжать выполнять государственную функцию экспертизы запасов. Каждый год объемы работ растут, например, в 2018 году ожидается рост примерно на 30%, в 2019 году ожидаем не менее существенный рост, связан он будет с инвентаризаций запасов.

Кроме того, я об этом уже упоминал, мы занимаемся изучением и оценкой  технологий освоения и разведки ТРИЗов. Эту сферу мы считаем также очень важной задачей наших экспертов.

Также занимаемся совершенствованием наших экспертиз. Пытаемся не только повысить качество работы, но и сделать так, чтобы экспертизы принимало не только государство, но и финансовые институты (биржи, банки) для целей инвестирования.

Много работаем с международным сообществом, Организацией Объединенных Наций. Причем ООН рассматривается как площадка для создания инструментов, которые будут снижать влияние политики на международное сотрудничество в области разведки и освоения запасов полезных ископаемых. Инструменты по привлечению инвестиций, по оценке запасов и многому другому.

 

- Каковы ваши прогнозы по разработке ТРИЗов в 2019 году? Ждете ли новых открытий?

- Официальная цифра в 2018 году по добыче ТРИЗов - 80 млн из 530-550 млн. суммарной добычи по стране. По мере появления новых эффективных технологий добыча будет увеличиваться, но часть запасов, которые мы раньше относили к ТРИЗам, будет выводиться из этого понятия. Этот процесс достаточно гибкий.

Конечно же, ждем открытий. В этом году было месторождение «Нептун», «Газпром нефть» недавно представила новое открытие на Сахалине – «Тритон». По предварительным данным, довольно большое месторождение. На суше в 2018 году уже зарегистрировано более 40 открытий, но они все достаточно мелкие.

В целом, мы, как все геологи, – оптимисты и всегда ждем новых открытий в пока еще малоизведанных горизонтах. А их у нас еще очень много.

Просмотров 7589
Комментарии
Вы можете оставить свой комментарий:

Последние комментарии к новостям

27.06.2018
Новым генеральным директором АО "Стройтранснефтегаз" стал Иван Сибирев

11.07.2020 Смирнов Валерий ВладимировичТа

Так держать,Иван!

06.07.2020
Звезда начала строить самый мощный в мире атомный ледокол

07.07.2020 Анатолий Васильевич

Мощь! 4 метра льды, это ж надо! Все таки умеют наши строить такие вещи, никто в мире не умеет, а наши вот умеют! Гордость берет!

02.07.2020
Елена Логинова: Коронавирус нанес сильный удар по индустрии выставок и конференций

02.07.2020 Заур

Печальные перспективы у этого сектора рынка, но хорошо, что хотя бы поиск форматов идёт

17.06.2020
Наталья Филина: В отказе отменить Государственную экологическую экспертизу нет заботы об окружающей среде

29.06.2020 Каприелов Константин Любнардович, 66 лет, PhD

Кобылкин прав на все 100%. Даже пояснять в чём прав не нужно.

23.06.2020
Павел Сорокин: Необходимо продолжать технологическое развитие нефтегазовой отрасли России

25.06.2020 Александр Хуршудов

Очередной финансист будет управлять нефтегазом. Комиссии, советы будет создавать, щеки надувать, по заграницам ездить. Изображать видимость работы за хорошую зарплату.

11.06.2020
В Белоруссии c июля станет платной зарядка электромобилей

22.06.2020 Римша Владислава

Абсолютно спокойно отреагировала на такие новости, потому что и так столько лет был тестовый бесплатный период.

16.06.2020
Видеоконференция Павла Завального: Перспективы и развитие газовых проектов в условиях кризиса

16.06.2020 Вахитов Ришат, 50 лет

Павел Николаевич,что надо предпринять , чтобы поднять статус нефтегазового инженера? Поднять качество подготовки инженеров в нефтегазовых вузах. Может,приблизить вузы к Минэнерго, нефтяникам, газовикам?

11.06.2020
Видеоконференция о ситуации с кадровым обеспечением нефтегазового комплекса в период кризиса

11.06.2020 Роман, Сургут, работаю в нефтяной отрасли

- Какие меры поддержки принимают компаниями. В том числе и нефтяными, для поддержки сотрудников. Насколько работа на «удаленке» показала свою эффективность, и возможен ли этот принцип работы в обычном режиме. Насколько у компаний хватает ресурсов, чтобы обеспечить сотрудникам удаленную работу?

03.06.2020
Доля России в польском импорте нефти в 2019 году сократилась до 61,5%

10.06.2020 Аноним

Похоже даже Польша сокращает свою зависимость от восточного агрессора.

Индекс цитирования