Агентство нефтегазовой информации
про вас, про нас,
про нефть и газ
18+

Александр Соколов: Для поиска новых месторождений нефти нужно менять сложившиеся стереотипы

05 ноября 2014/ 15:09

Москва. В нефтяной промышленности России, похоже, опять наступают тяжелые времена. Компании все чаще говорят, что теряют добычу нефти, и темпы падения нарастают.
Прокомментировать текущую ситуацию мы попросили  первооткрывателя нефтяных месторождений, основателя нескольких нефтепоисковых компаний к.г.-м.н. Александра Владимировича Соколова.


- В основе этой негативной тенденции лежат две причины. Во-первых, несмотря на увеличение объемов эксплуатационного бурения, происходит ухудшение качества запасов нефти, вовлеченных в разработку, поскольку на фоне возрастающей обводненности продукции еще и падает текущий дебит нефти. И во-вторых, катастрофически малый объем свежих запасов, которые можно быстро «подключить к трубе».

- Александр Владимирович, как же так, из года в год мы декларируем превышение прироста запасов нефти над ее добычей?
- Действительно, ежегодный прирост запасов, уже много лет превышает текущую добычу. Но если посмотреть на пропорции, около 80% прироста приходится на запасы, открытые в пределах разрабатываемых месторождений. Однако повода для радости, к сожалению, нет, т.к. это, как правило, запасы периферийных участков разрабатываемых залежей или же пропущенные ранее небольшие залежи. В большинстве своем, эти «свежие» запасы низкодебитны и обводнены. Остальные 20% прироста запасов, благодаря нефтепоисковым работам, не могут покрыть дефицит воспроизводства. Причем некоторые из новых открытых месторождений очень малы и далеки от инфраструктуры.

- Может изменить систему лицензирования недр, принять дополнительные меры стимулирования геологоразведки?
- Вы удивитесь, но я считаю современную систему лицензирования недр в РФ абсолютно адекватной текущему моменту. Сегодня восполнением минерально-сырьевой базы, занимаются две стороны – государство и нефтяные компании. Последние ведут геологоразведочные работы в пределах своих лицензионных территорий, но уже не могут переломить негативную тенденцию. Государство, в активе которого остались «зеленые поля» на суше и просторы шельфа арктических морей, через систему выдачи пятилетних лицензий на геологическое изучение недр, пытается вовлечь в опоискование новые участки недр. Но, как показала практика, реальные объемы работ существенно меньше от заявленных в лицензиях. В чем причина? Отсутствие новых разведочных идей - вот главный тормоз недостаточности объемов геологоразведочных работ. Этот тезис не относится к Арктике, где сейчас начальный этап геологоразведочных работ. Очевидно, когда нет идей, нет и финансирования. Какой смысл мне стимулировать геолога, который просит дать ему миллиард рублей только для того, чтобы он опять пошел искать заведомо нерентабельный «горох»? Другими словами - экономический смысл поиска нефти является лейтмотивом финансирования.

- Похоже, путь к приросту запасов лежит через голову геолога?
- Воистину - «нефть в наших головах»! Мы, как правило, ищем то, к чему привыкли, что понимаем и что искали и находили последние 50 лет – простые антиклинальные ловушки. Но сейчас в нефтедобывающих регионах страны - Западной и Восточной Сибири, Волго-Урала, Тимано-Печоры, размеры неоткрытых антиклинальных ловушек уменьшились до мельчайших! Их поиск становится экономически бессмысленным. Какой выход? Менять свои стереотипы. Начать искать нефть в прогибах, в отрицательных формах подземного рельефа, на склонах поднятий. Одним словом там, куда все последние десятилетия мы сознательно не заходили, чтобы не усложнять себе поиски. Доказательством справедливости и жизнеспособности этой философии может служить пример крупного открытия Колтогорской группы нефтяных месторождений в ХМАО-Югре, к которым я имею непосредственное отношение. Вдоль западного борта регионального прогиба, где нет привычных антиклинальных ловушек и привычные стереотипы поиска нефти не работают, удалось локализовать и открыть пока два нефтяных месторождения, общей площадью более 550 км2. И, несмотря на высокие риски, Колтогорская группа имеет очень высокий потенциал увеличения промышленных запасов.

- Но и затраты на такие открытия должны быть значительны?
- Конечно, чем сложнее поисковый объект, тем больше риск того, что затраты на его опоискование и разведку будут велики. Но сегодня главным в принятии решения о начале нефтепоисковых работ является не степень риска, а потенциальная прибыль, которую можно в результате этого риска получить. И чем обоснованнее будут аргументы геолога, тем больше шансов получить финансирование работ. Так что современный геолог должен быть еще и хорошим продавцом своих идей, чтобы представить результаты своего анализа таким образом, чтобы инвестор не мог сказать «нет».

- Особые надежды связывают с вовлечением в разработку запасов баженовской свиты Западной Сибири. Какое Ваше мнение об этой проблеме?
- Феномен промышленной нефтеносности бажена известен с 60-х годов прошлого столетия. Но именно сегодня эта тема стала, я бы сказал, очень модной, т.к. многих захватила так называемая «сланцевая лихорадка». Кто-то ей «заболел» сознательно, поскольку других разведочных идей уже не в состоянии предложить рынку. Кто-то «заболел» по незнанию. Надо понимать, что не от хорошей жизни в Америке начался «сланцевый бум», поскольку других свежих запасов для нефтедобычи, кроме этих сланцев, там уже не осталось. Что, у нас в стране тоже ничего не осталось, кроме бажена? Разумеется нет! Например, в Западной Сибири, и особенно в ХМАО-Югре, основном драйвере нефтедобычи страны, 2/3 территории не лицензировано и относится к нераспределенному фонду недр. К сожалению, дискуссии по проблемам «бажена» уводят нас от приоритетной задачи – геологоразведочных работ на новых землях на основе новых разведочных идей. Однако это не означает, что баженом не надо заниматься. Все нефтяные компании, имеющие на своем балансе запасы в битуминозных аргиллитах баженовской свиты, так или иначе, ведут исследовательскую деятельность в этом направлении. Но, уверенно могу сказать, что сегодня, пока никто не знает как вести разведку, считать запасы баженовской нефти и как вести ее рентабельную добычу. Рывок произойдет в том случае, когда существенно улучшат налоговые преференции.

- Но сейчас планируются севернее от г. Ханты-Мансийска создать полигон для отработки «баженовских» технологий. Решит ли это проблему?
- Это иллюзия. Идея создания в тундре так называемого «баженовского» полигона на удалении 190 км от дорог и промышленных коммуникаций, с непонятным лицензионным статусом, с типовой невнятной программой геологоразведочных работ, обязательством коллективного финансирования и отсутствием персональной ответственности за конечный результат, мне сильно напоминает советский колхоз. В итоге получим полную дискредитацию самой идеи. Но время будет потеряно.

- Александр Владимирович, а в чем причина отсутствия новых разведочных идей?
- Тотальное господство компьютерных технологий картирования разведочных объектов привело к тому, что построить карту «сидя за столом с остро отточенным карандашом» для большинства геологов стало проблемой. Учитывая, что основной вопрос разведочной геологии - это постоянный недостаток опорных данных, использование своего воображения и умение отразить результат своего воображения в виде карты, для многих стало непосильной задачей.
На мой взгляд, выход кроется в воспитании нового поколения нефтяных геологов, «заточенных» под экономический поиск нефти и владеющими основным навыком разведчика недр - в совершенстве уметь картировать разведочные объекты. Месторождения будут открыты теми, кто способен визуализировать свою идею в виде карты, и обладает мужеством, чтобы бурить в соответствии со своими предположениями.

Для справки.
Соколов Александр Владимирович родился в 1962 году. После получения высшего образования в Калининском политехническом институте по специальности горный инженер-геолог, работал интерпретатором данных каротажа в «Уренгойнефтегазгеология» (1984-89). После получения ученой степени кандидата геолого-минералогических наук в 1990 г., возглавлял отдел подсчета запасов в «Мегионнефтегазгеология» (1990-92); отдел нефтепоисковых работ в «Сибирской Нефтяной Корпорации» (1993-94); был заместителем директора Государственного «Института Геологии и Разработки Горючих Ископаемых» (1997-98); возглавлял нефтедобывающую компанию «Чумпасснефтедобыча» Heritage Oil and Gas Co. (2005-06); работал руководителем блока нефтепоисковых работ в компании Sibir Energy plc (2007-09). В настоящий момент является директором по геологоразведке компании Zoltav Resources inc.
С 1995 г. создав компанию «Petrogeco», занимается экспертизой и консалтингом для российских нефтегазовых компаний и совместных предприятий. Основал и управлял пятью успешными независимыми нефтепоисковыми компаниями («Сибирская геологическая компания»; «Сибресурс-Юг»; «Сибресурс-Север»; «Нефтяная геологическая компания»; «Обская геологическая компания»).
Имеет 30-летний опыт работы в нефтегазопоисковой геологии. Автор 25 научных публикаций, изобретения и более 150 научно-исследовательских работ. Эксперт Государственной комиссии по запасам полезных ископаемых (ГКЗ РФ). Читает лекции по методам поиска и разведки нефти и газа в МГУ им. М.В. Ломоносова.
Член общества экспертов России по недропользованию. Первооткрыватель нефтяных месторождений.

Просмотров 4383
Комментарии
Вейнблат Виктор
11.10.2016

Новые идеи обязательно придут в головы современным геологам. Можно не сомневаться в этом. И нефть будет найдена в самых невероятных местах.
Но без подпитки новыми природными фактами геологических особенностей строения неизученных районов, идеи из "пальца не высосешь".
Ещё советские геологи "из своих колхозов" говорили - "открытия нового, в большей части на кончике долота".
И сегодня это не потеряло актуальности актуально.
Поэтому Гос.Органы должны поставить задачу /профинансировать/ разработчиков бурового оборудования, технологии, транспорта в условиях бездорожья и всей затратной цепочки - спроектировать процесс бурения глубоких скважин не ДОРОГИМ.
Это, подчёркиваю, есть главное сегодня. Говоря языком военных, надо зайти к противнику с Тыла.
К сожалению буровые компании стараются под любым предлогом "накрутить" стоимость метра проходки. Это объективная реальность существующей системы.
Олигархи от бурения сами хотят заработать и удержать квалифицированный персонал. А это, в итоге, становится тормозом всей системы поиска новых месторождений.
С огромным уважением к Соколову Александру Владимировичу.

Вы можете оставить свой комментарий:

Последние комментарии к новостям

05.01.2011
Бургун Сергей Анатольевич

22.07.2020 Магомедова Аминат Магомедовна

Спасибо вам добрый ЧЕЛОВЕК

22.07.2020
На месте разлива топлива в Норильске завершен сбор водно-топливной смеси

22.07.2020 Киселёв Дмитрий Дмитриевич, 60

А сколько фактически из 21163 тонны нефтепродуктов собрано? Вторая часть вопроса сколько "ушло" в океан?

27.06.2018
Новым генеральным директором АО "Стройтранснефтегаз" стал Иван Сибирев

11.07.2020 Смирнов Валерий ВладимировичТа

Так держать,Иван!

06.07.2020
Звезда начала строить самый мощный в мире атомный ледокол

07.07.2020 Анатолий Васильевич

Мощь! 4 метра льды, это ж надо! Все таки умеют наши строить такие вещи, никто в мире не умеет, а наши вот умеют! Гордость берет!

02.07.2020
Елена Логинова: Коронавирус нанес сильный удар по индустрии выставок и конференций

02.07.2020 Заур

Печальные перспективы у этого сектора рынка, но хорошо, что хотя бы поиск форматов идёт

17.06.2020
Наталья Филина: В отказе отменить Государственную экологическую экспертизу нет заботы об окружающей среде

29.06.2020 Каприелов Константин Любнардович, 66 лет, PhD

Кобылкин прав на все 100%. Даже пояснять в чём прав не нужно.

23.06.2020
Павел Сорокин: Необходимо продолжать технологическое развитие нефтегазовой отрасли России

25.06.2020 Александр Хуршудов

Очередной финансист будет управлять нефтегазом. Комиссии, советы будет создавать, щеки надувать, по заграницам ездить. Изображать видимость работы за хорошую зарплату.

11.06.2020
В Белоруссии c июля станет платной зарядка электромобилей

22.06.2020 Римша Владислава

Абсолютно спокойно отреагировала на такие новости, потому что и так столько лет был тестовый бесплатный период.

16.06.2020
Видеоконференция Павла Завального: Перспективы и развитие газовых проектов в условиях кризиса

16.06.2020 Вахитов Ришат, 50 лет

Павел Николаевич,что надо предпринять , чтобы поднять статус нефтегазового инженера? Поднять качество подготовки инженеров в нефтегазовых вузах. Может,приблизить вузы к Минэнерго, нефтяникам, газовикам?

Индекс цитирования