Агентство нефтегазовой информации
про вас, про нас,
про нефть и газ
18+

Александр Соколов: Искать нельзя бросить, или проблемы венчурного финансирования нефтепоисковых работ

15 января 2015/ 14:23

Москва. Чем больше нефтяные цены «летят» вниз, тем чаще слышны мнения экспертов и официальных лиц, что мы уже почти «на дне» и в недалеком будущем нас ожидает взлет нефтяных цен.
О возможных сценариях привлечения инвестиций в нефтеразведку на современном этапе, в ожидании подъема нефтяных цен, наш корреспондент беседует с экспертом АНГИ Александром Соколовым.


 - Время подготовки нефтяного месторождения от идеи до разведанных запасов в среднем занимает 7-10 лет. Поэтому, годовые колебания мировых цен не носят фатального характера для нефтяных компаний, ведущих разведку с целью поддержания своей добычи, хотя, несомненно, накладывают отпечаток на объемы и темпы геологоразведочных работ.
Более драматичная ситуация складывается для независимых компаний, у которых философия бизнеса заключается в проведении нефтепоисковых работ и продаже в будущем открытых нефтяных запасов. Несмотря на то, что таких компаний немного, некоторым из них иногда удается сделать очень крупные открытия (например, в Астраханской области), которым могут позавидовать крупные компании. Горизонт планирования затрат у независимых компаний не превышает в среднем 3 – 5 лет, поскольку финансирование коммерческой геологоразведки происходит за счет акционерного капитала основных владельцев. На них скачки мировой конъюнктуры цен на нефть оказывают существенное влияние. Сейчас, в период разрастания кризиса и наложенных западных санкций на отрасль, финансирование работ практически прекращается, что приведет к остановке исследований. Можно ожидать, что 2015 год окажется полностью «провальным». В такой ситуации любая гениальная разведочная идея останется клочком бумаги, если не будет сейсмической съемки и поискового бурения.
Сегодня можно предположить, что рыночная стоимость независимых компаний, ведущих поисково-разведочные работы на условиях предпринимательского риска, приблизилась к своим минимальным, если не сказать к «мусорным» значениям.

- Тогда, если следовать рыночной логике, на фоне заявлений о скором восстановлении нефтяных цен, скоро должно начаться время «Покупателей», желающих приобрести независимые компании и затем продолжить инвестировать в нефтеразведку.
-  Боюсь, что этого не произойдет. Даже самые заядлые оптимисты уходят из этого сегмента рынка. В основе все возрастающей пассивности лежат две причины.
Во-первых, в условиях прекращения финансирования, вынужденный «простой» в один-два года приведет к невозможности выполнить объемы ГРР, прописанных в лицензионных соглашениях, в пределах геологического отвода в заданный отрезок времени. Это приведет к тому, что компания лишится возможности поставить на свой баланс будущее месторождение, т.к. факт открытия будет зафиксирован уже за пределами установленного срока и запасы попадут на баланс нераспределенного фонда недр.
Во-вторых, отсутствие стратегии привлечения частных инвесторов в геологоразведочные проекты. Сегодня правила ведения геологоразведки, как бизнеса на условиях предпринимательского риска, находятся в зачаточном состоянии. Мы по-прежнему наивно полагаем, что к нам выстроилась очередь желающих отдать свои деньги на нефтепоисковые работы, ожидая, что размеры будущих открытий затмят все возможные риски.

- Как известно, в 2016 году ожидается, что отрасль перейдет на новую классификацию запасов. Одним из ожидаемых эффектов от ее применения, декларируется рост инвестиций в «нефтянку».
- Главным достоянием новой классификации считается ее генетическое сходство с западными стандартами, в основе которых лежит принцип экономической целесообразности. В ныне действующей классификации запасов, в основе лежит другой принцип – изученность. И эти принципы не лучше и не хуже. Они просто разные. Так что ждать улучшения инвестиционного климата после принятия новой классификации не следует. Ничего не изменится.

- На какие источники финансирования следует рассчитывать, чтобы продолжить инвестиции в геологоразведочные работы?
- Учитывая, что нефтепоисковые работы относятся к категории «длинных» бизнес-процессов, неустойчивость на финансовом рынке практически закрыла для российских банков возможность финансирования нефтепоисковых проектов. В этой связи уместно напомнить, что и в лучшие времена банки очень неохотно давали деньги для этих целей.
Есть путь по-прежнему пытаться привлекать деньги западных венчурных фондов с очень развитыми и строгими формальными правилами. Однако, как показывает опыт, у них желания инвестировать в российскую «нефтянку», а тем более в нефтепоиск, практически нет по ряду причин. Достаточно посмотреть на динамику капитализации некоторых публичных западных компаний на биржевых сайтах, чтобы понять их пессимизм.
В итоге, у нас нет другого выбора, как совершенствовать механизм участия российских частных инвесторов в геологоразведочных проектах. Но пока мы не научимся структурировать свои геологоразведочные проекты именно как бизнес-процессы, никто свои деньги не принесет.

- И как их структурировать?
- В первую очередь, инвестору должна быть понятна цепочка: «участок недр – ожидаемый размер открытия и его рентабельность – физические объемы работ и время на их выполнение – динамика финансирования – возможный покупатель».
Вторым, очень важным аспектом успешного привлечения инвестиций, является наличие профессиональной команды, обладающей безупречной репутацией, положительной профессиональной историей и способной управлять геологоразведочным процессом в течение всего времени существования проекта. Это, на мой взгляд, одна из ключевых проблем. Очень часто инвестор понятия не имеет о специфике нефтепоисковых работ. А геолог, который стоит в основе этого процесса, интересуется только «геологическим» результатом, оставляя в стороне коммерческий аспект процесса. Как результат, можно привести массу примеров, когда величина понесенных затрат во многом превосходила возможную рыночную стоимость открытых запасов. Проект оказывался убыточным и не востребованным далее.
Третий аспект – существование внешнего контроля в виде отечественных частных аудиторско-консалтинговых компаний, которые подтверждают, что проект выгоден и прибыль, которую могут получить инвесторы от продажи будущих запасов, перекроет все возможные риски.
И наконец, четвертое. У компании, должно быть право, прописанное в лицензионном соглашении, предложить государству, как собственнику недр выкупить будущее открытие по заранее оговоренной формуле цены. А государство, в свою очередь, гарантирует покупку в случае обращения компании о продаже. Но что сегодня происходит на практике? Сверх своих понесенных затрат компания еще платит государству бонус за открытие! И если компании посчастливится открыть крупное месторождение в рамках лицензии на геологическое изучение, размер бонуса может превышать все совокупные затраты на геологоразведку.

- Понятно, что первые три позиции должны быть реализованы самим бизнес - сообществом. Реализация четвертого условия – вопрос долгий. А какие действия, на Ваш взгляд, Вы бы ожидали от собственника недр – государства в текущей ситуации?
- На мой взгляд, было бы очень уместным, чтобы государство предоставило «лицензионные каникулы» на два года тем компаниям, которые пожелают их взять, на основе заявительного принципа. В этом случае добавление дополнительного времени к лицензионным срокам выполнения обязательных работ сумело бы поддержать добросовестных недропользователей и позволило бы им пережить время «финансовой турбулентности». При этом обе стороны процесса ничего не потеряют – компании продолжат платить все ресурсные и лицензионные платежи, а государство сохранит динамику геологоразведочных работ.

Просмотров 1271
Комментарии
Вы можете оставить свой комментарий:

Последние комментарии к новостям

05.01.2011
Бургун Сергей Анатольевич

22.07.2020 Магомедова Аминат Магомедовна

Спасибо вам добрый ЧЕЛОВЕК

22.07.2020
На месте разлива топлива в Норильске завершен сбор водно-топливной смеси

22.07.2020 Киселёв Дмитрий Дмитриевич, 60

А сколько фактически из 21163 тонны нефтепродуктов собрано? Вторая часть вопроса сколько "ушло" в океан?

27.06.2018
Новым генеральным директором АО "Стройтранснефтегаз" стал Иван Сибирев

11.07.2020 Смирнов Валерий ВладимировичТа

Так держать,Иван!

06.07.2020
Звезда начала строить самый мощный в мире атомный ледокол

07.07.2020 Анатолий Васильевич

Мощь! 4 метра льды, это ж надо! Все таки умеют наши строить такие вещи, никто в мире не умеет, а наши вот умеют! Гордость берет!

02.07.2020
Елена Логинова: Коронавирус нанес сильный удар по индустрии выставок и конференций

02.07.2020 Заур

Печальные перспективы у этого сектора рынка, но хорошо, что хотя бы поиск форматов идёт

17.06.2020
Наталья Филина: В отказе отменить Государственную экологическую экспертизу нет заботы об окружающей среде

29.06.2020 Каприелов Константин Любнардович, 66 лет, PhD

Кобылкин прав на все 100%. Даже пояснять в чём прав не нужно.

23.06.2020
Павел Сорокин: Необходимо продолжать технологическое развитие нефтегазовой отрасли России

25.06.2020 Александр Хуршудов

Очередной финансист будет управлять нефтегазом. Комиссии, советы будет создавать, щеки надувать, по заграницам ездить. Изображать видимость работы за хорошую зарплату.

11.06.2020
В Белоруссии c июля станет платной зарядка электромобилей

22.06.2020 Римша Владислава

Абсолютно спокойно отреагировала на такие новости, потому что и так столько лет был тестовый бесплатный период.

16.06.2020
Видеоконференция Павла Завального: Перспективы и развитие газовых проектов в условиях кризиса

16.06.2020 Вахитов Ришат, 50 лет

Павел Николаевич,что надо предпринять , чтобы поднять статус нефтегазового инженера? Поднять качество подготовки инженеров в нефтегазовых вузах. Может,приблизить вузы к Минэнерго, нефтяникам, газовикам?

Индекс цитирования